Топор из Шекшова

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Топор со знаками Рюриковичей из села Шекшово (Ивановская область)
Знаки Рюриковичей на топорике из Шекшова — двузубец и трезубец — реконструкция[1]

Топор из Шекшова — парадное вооружение со знаками Рюриковичей (трезубцем и двузубцем).

Топор был найден у села Шекшово Ивановской области России в 2011 году. Это один из наиболее ранних образцов парадного вооружения, найденных на территории Руси, и может быть датирован около 1000 года. Топорик (вес около 240 грамм, длина лезвия 13,5 сантиметра, ширина — 9,4 см) принадлежит к широко известному типу «топоров с вырезным обухом», вошедшему в обиход в X веке и получившему широкое распространение в XI—XII веках.

Описание[править | править код]

От стандартных топориков этого типа Шекшовский топор отличается серебряным декором, покрывающим шейку и обух, на торцевой части обуха орнамент выполнен инкрустацией серебра по железу, на боковых гранях — плакировкой (на железо наложена серебряная пластина, на которой заранее был прорезан рисунок).

Помимо орнаментальных фигур, на одной из боковых граней топора помещено изображение прямоконечного креста с длинной нижней лопастью, на другой — изображение двузубца с треугольным выступом в основании и отогнутыми наружу зубцами (ранний родовой знак Рюрикова дома), на торцевой части шейки — изображение трезубца с треугольником в основании — тамгообразный знак, близкий знакам князей Владимира Святославича и Ярослава Владимировича.

Трезубец, как и двузубец на боковой грани, имеют чёткие очертания, это ясно узнаваемые знаки, а не орнаментальные фигуры.

Некоторые исследователи называют тамгообразный двузубец общим родовым знаком князей Рюрикова дома, использование которого ограничивалось X — началом XI века. Но С. В. Белецкий уточняет, что простой двузубец использовали только представители старшей ветви рода Рюриковичей: Игорь Рюрикович, Святослав Игоревич, Ярополк Святославич и Святополк Ярополчич, и далее он не употреблялся[2]. В своей статье Белецкий выдвигает гипотезу, что двузубец топорика принадлежал Святополку Ярополчичу.

История открытия[править | править код]

Летом 2011 года Суздальской экспедицией Института археологии были открыты и исследованы остатки одной из курганных насыпей средневекового могильника у с. Шекшово в Суздальском Ополье. Курганный могильник в окрестностях с. Шекшово известен как один из крупнейших в центре Суздальской земли: в 1852 г. А. С. Уваровым здесь было раскопано 244 насыпи.

Следов курганов в настоящее время не сохранилось, однако, зная расположение поселений, археологи смогли локализовать примерное место могильника и выявить в одном из раскопов ровик, окружавший округлую в плане площадку размерами 17×18 м, на которой, по-видимому, находилась курганная насыпь.

В центре площадки на уровне древней дневной поверхности расчищен боевой топор со следами серебряной инкрустации, сильно повреждённый коррозией, и серебряная подковообразная фибула с позолотой. Очевидно, эти вещи сопровождали мужское погребение, костные остатки которого не сохранились.

Значение находки для изучения ранней истории Северо-Восточной Руси удалось в полной мере оценить после завершения реставрации топора, произведённой в лаборатории Государственного исторического музея В. А. Ширяковым. Под слоем коррозии выявился не только орнамент, но и тамгообразные княжеские знаки («знаки Рюриковичей»), прежде никогда не встречавшиеся на подобных предметах.

Новые раскопки могильника Шекшово в Суздальском Ополье проводились в 2017 году. Большой интерес представляет бескурганное средневековое погребение женщины 20-29 лет. Здесь расчищено около 140 предметов — украшения костюма и детали одежды[3].

Исторический контекст[править | править код]

Похожие боевые топоры древней Руси — особенно средний из них похож на топор из Шекшова по форме

Топорики с серебряной инкрустацией — парадное оружие X—XII вв., представленное немногочисленной группой находок, происходящих с территории Северной Руси, Волжской Булгарии, Скандинавии, Прибалтики и Польши. Значительная часть топориков — случайные находки, лишь немногие происходят из раскопок и надлежащим образом документированы. Среди топориков с серебряным декором выделяются предметы, образующие стандартные серии с близкой орнаментацией, и индивидуальные образцы.

Типологические параллели[править | править код]

Известно около двух десятков орнаментированных топориков с вырезным обухом, восемь из них происходят с территории Руси, большинство украшено однотипным декором. Датированные экземпляры относятся ко второй половине XI — первой трети XII вв.

В числе индивидуальных образцов — знаменитый староладожский топорик. Это узколезвийный топор с рельефным орнаментом и изображениями животных найденный в 1910 году. Г. Ф. Корзухина назвала его «одним из чудес Ладоги» и датировала началом XI в. Возможно его создатель был выходцем из Швеции и работал в одном из городских центров Северной Руси[4][5].

Миниатюрный бронзовый Симбирский (Ульяновский) топорик со стальным лезвием был найден в 1913 г. и опубликован Спицыным в 1915 г.[6]. На этом топоре также присутствует знак Рюриковичей (трезубец), изображённый 3 раза. На конце среднего зубца трезубца — крест. Топор датирован XII веком, основываясь на стиле трезубца. Он описан в работе П. Котовича (2013) на стр. 50[7].


Село Билярск (Биляр) в Татарстане занимает интересную позицию в истории Российского оружейного искусства. Здесь найдено около 5 необычных древних топориков (хотя их часто связывают с Балтийским регионом). Спицын опубликовал их уже в 1915 г. на трех фотографиях[8]. Один из топоров из Билярска (так называемый «топор Андрея Боголюбского») также представлен в более современных публикациях[9][10].

Некоторые из этих высокохудожественных произведений оружейного искусства хранятся ныне в ГИМе и Государственном Эрмитаже.

Недавняя находка из некрополя в Пене (Pien) в Повисленье (Польша) опубликована А. Яновским[11]. Согласно П. Котовичу, топор был обнаружен в камерной могиле с богатой утварью мужчины зрелого возраста. Захоронение может быть датировано концом X-го или первой половиной XI-го века. Вероятно, топор связан с Северной или Северо-Восточной Европой. Орнамент в виде инкрустированных листовых полосок выполнен из серебра. Также на топоре изображён вариант Костыльного креста[12].

Инкрустированные Греческие кресты найдены на ещё двух топорах, обнаруженных на территории северной России. Котович показывает их на том же Рисунке 8.

Первый из них (рис. 8: 2) был обнаружен в 1853 году в кургане XI века в Городище[13].

Второй происходит из бывшего села Луковец (Вологодская область) (рис. 8: 3) и был найден в крепости, относящейся ко второй половине X—XI векам[14].

Топорик из Шекшово, безусловно, представляет собой индивидуальное изделие, хотя принцип расположения орнамента и некоторые элементы композиции являются общими для целого ряда образцов.

Помещение на топоре тамгоообразных княжеских знаков — почти уникальное явление. Не так часто использовались в их оформлении и кресты; их изображения мы находим на симбирском топорике, и, возможно, на одном из топориков из Биляра. Крестов на топорах довольно много, особенно в балтийском регионе[15].

Знаки Рюриковичей[править | править код]

Тамга в виде трезубца с треугольником на среднем зубце ранее не встречалась среди княжеских знаков. Она близка трезубцам, которые помещены на монетах Владимира и Ярослава и идентифицируются как их личные знаки. Можно отметить сходство этой тамги со знаками в виде трезубца со средним зубцом в виде остроконечника с выступами у основания, известными на сребрениках Владимира и трапециевидных подвесках, однако видеть в них идентичные знаки нет оснований.

Очевидно, тамга с треугольником на среднем зубце трезубца могла принадлежать кому-то из ближайших родичей Владимира и Ярослава.

Летопись сохранила известия лишь о двух Рюриковичах, занимавших ростовский стол в конце X — начале XI вв. — Ярославе и его брате Борисе, сменившем на ростовском княжении Ярослава, после перехода последнего в Новгород. Вполне вероятно, что тамгообразный знак с треугольником на среднем зубце принадлежал Борису Владимировичу, однако эта атрибуция не может быть строго доказана.

Не располагая данными для точной персональной атрибуции тамгообразного знака на торце топорика (как и для определения персональной принадлежности многих других знаков), мы, тем не менее, можем надёжно относить его к кругу эмблематики конца X — начала XI вв. и датировать топорик этим временем. На раннюю дату указывает и сочетание двузубца и трезубца.

С. В. Белецкий также допускает возможность, что тамгообразный трезубец мог принадлежать Борису Владимировичу, но он предпочитает другую версию. По его мнению, трезубец на топорике скорее принадлежал сыну Владимира Святославича Всеволоду Владимировичу. В таком случае владелец топора получил свои властные полномочия одновременно от Святополка Ярополчича и Всеволода Владимировича[16].

Белецкий предполагает, что история этого топора может быть связана с некоторой смутой, произошедшей в последние годы княжения Владимира Святославича.

«Не перешло ли в начале второго десятилетия XI в. вялотекущее фрондирование Святополка в открытое противостояние с Киевом, причем в такое противостояние, в котором сторону тридцатилетнего Святополка туровского принял двадцатипятилетний Всеволод волынский, ставший одним из участников заговора против великого киевского князя?»[17].

В таком случае, дата, когда топор был изготовлен и вручен некоему воеводе, который правил в этой местности как наместник определяется около 1012 года.

Как известно, незадолго до смерти Владимира в 1015 году Святополк и его жена находились в Киеве в заключении. Они были посажены в темницу около 1012—1013 года.

Значение находки[править | править код]

Находка орнаментированного топорика с княжескими двузубцем и трезубцем в Шекшовском могильнике замечательна во многих отношениях. Это один из наиболее ранних образцов парадного вооружения такого рода, найденных на территории Руси.

Находка расширяет немногочисленный ряд тамгообразных княжеских знаков конца X — начала XI вв., известных сегодня науке. Это первый зафиксированный археологией случай помещения тамгообразных знаков на дорогое парадное оружие, выступавшее как символ власти. Очевидно, топор, как и найденная рядом с ним серебряная застёжка-фибула, сопровождали погребение высокопоставленного представителя княжеской власти (на высокий статус погребённого в кургане указывают и размеры насыпи, диаметр которой почти вдвое превосходил средние для Суздальского Ополья значения 8-10 м).

Таким образом, парадный топорик свидетельствует о присутствии в начале XI в. княжеской администрации в формирующихся центрах древнерусского расселения на Северо-Востоке Руси, на территориях, которые, как ещё недавно считалось, долгое время находились под управлением местной знати и были мало затронуты окняжением.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Качественные фотографии топора и знаков на нём можно найти, например, здесь: Боевой топор XI века из Шекшово (Ополье) 29 Дек. 2012 genveles.livejournal.com
  2. С. В. Белецкий, Топорик из Суздальского Ополья // Stratum plus. 2014. (6). С. 65-72
  3. Раскопки могильника Шекшово в Суздальском Ополье в 2017 г. 12.10.2017 archaeonews.ru
  4. 5 уникальных боевых топоров Древней Руси 2018-03-05 (этот топор представлен здесь под номером 2)
  5. Корзухина Г. Ф. Ладожский топорик // Культура Древней Руси. — М.: Наука, 1966, с. 89 — 95
  6. Спицын А., Декоративные топорики //Записки Отделения Русской и славянской археологии. — 1915 — Т. 11
  7. Kotowicz, Piotr N. (2013), «The sign of the cross on the early medieval axes — a symbol of power, magic or religion?» // П. Котович (2013), «Знак креста на раннесредневековых топорах — символ власти, магии или религии?»
  8. Спицын А., Декоративные топорики //Записки Отделения Русской и славянской археологии. — 1915 — Т. 11
  9. Топор древнерусского князя (из Билярска)
  10. 5 уникальных боевых топоров Древней Руси 2018-03-05 (этот топор представлен здесь под номером 1)
  11. Kotowicz, Piotr N. (2013), The sign of the cross on the early medieval axes — a symbol of power, magic or religion? // П. Котович (2013), «Знак креста на раннесредневековых топорах — символ власти, магии или религии?» (на стр. 48 здесь представлен топорик А. Яновского (А. Janowski), также в статье много других ранних топориков с крестами)
  12. Kotowicz, Piotr N. (2013), The sign of the cross on the early medieval axes — a symbol of power, magic or religion? // П. Котович (2013), «Знак креста на раннесредневековых топорах — символ власти, магии или религии?»
  13. Спицын 1905, плита 391; Кирпичников 1966, кат. 275
  14. Курдашов, Вашенькин 1999, с. 68, рис. 2:14
  15. Kotowicz, Piotr N. (2013), «The sign of the cross on the early medieval axes — a symbol of power, magic or religion?» // П. Котович (2013), «Знак креста на раннесредневековых топорах — символ власти, магии или религии?»
  16. С. В. Белецкий, Топорик из Суздальского Ополья // Stratum plus. 2014. (6). С. 65-72
  17. С. В. Белецкий, Топорик из Суздальского Ополья // Stratum plus. 2014. (6). С. 65-72

Литература[править | править код]

  • И. Е. Зайцева, Е. К. Столярова, Об одном погребении могильника Шекшово в Суздальском Ополье. Земли родной минувшая судьба… К юбилею А. Е. Леонтьева — М.: Институт археологии РАН, 2018. 328 с. ISBN 978-5-94375-262-9
  • Макаров Н. А., Зайцева И. Е., Красникова А. М. Парадный топорик с княжескими знаками из Суздальского Ополья // Фундаментальные проблемы археологии, антропологии и этнографии Евразии. К 70-летию академика А. П. Деревянко. Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 2013. С. 435—444.
  • Н. А. Макаров, А. М. Красникова, И. Е. Зайцева. Новые исследования средневекового могильника Шекшово в Суздальском Ополье. 14.04.2014
  • Зайцева И. Е. Изделия из цветных металлов и серебра // Археология севернорусской деревни X—XIII вв. т. II. М., Наука, 2008
  • Макаров Н. А., Красникова А. М., Карпухин А. А. Курганные могильники Суздальской округи в контексте изучения средневекового расселения и погребальных традиций // Великий Новгород и средневековая Русь: Сборник статей к 80-летию академика В. Л. Янина. М., 2009. С. 432—454.
  • Седова М. В. Суздаль в X—XV веках. М., 1997.
  • Равдина Т. В. Погребения X—XI вв. с монетами на территории Древней Руси: Каталог. М.: Наука, 1988.